Самая большая охота
Главная / Интересное в дайвинге / Самая большая охота
03.05.2009

Самая большая охота

Морской Феникс, Сардин Ран (Sardine Run)

Причины больших миграций многих представителей животного мира – птиц, зверей, рыб, для ученых до сих пор во многом загадочны. Представляется как будто очевидным, что движущей силой этих явлений выступают два главных природных инстинкта всего живого – голод и необходимость продолжения рода. Однако в этом случае очень сложно объяснить природные механизмы, заставляющие отдельных особей, обитающих на огромных территориях, за короткий срок собираться в одном и том же месте, а затем следовать по одному и тому же миграционному маршруту. Возможно, мы наблюдаем последствие каких-то древних природных катаклизмов, от которых живые существа сумели защититься именно миграциями, передав непонятным образом эти знания потомкам.

Но мир изменчив, и с течением времени миграционный маршрут может оказаться гибельным. Олени карибу из года в год возвращаются на территории, которые человек превратил в индустриальную пустыню, птицы вместо гостеприимных болот видят возделанные поля, а кета и горбуша гибнут в попытке преодолеть запруды гидроэлектростанций…

Но все равно каждый год наступит момент, когда птицы собьются в стаи и улетят на юг, угри устремятся в Саргассово море на нерест, а там, на юге Африки, где встречаются Атлантический и Индийский океаны, у побережья Ква Зулу Наталь, в мае произойдет явление, равного которому в природе нет.


Это будет Сардин Ран, Движение Сардин - возможно, самая большая миграция живых организмов на планете Земля. Лишь с высоты птичьего полета можно будет узреть гигантского серого сверхзверя, ползущего на фоне светлого песчаного дна вдоль юго-восточного побережья Африки. Его путь лежит к теплым водам Индийского океана у побережья Мозамбика и острова Мадагаскар, где сардины дадут потомство… Это сверхсущество, весом в полмиллиона тонн, растянется на десятки километров, и пять миллиардов сардинок будут двигаться в его недрах, беспрекословно повинуясь единому ритму, выполняя неслышные приказы невидимого командира.


Слух о предстоящем рождении этого гиганта разнесется по просторам Мирового океана, и достигнет даже берегов Антарктиды. К Сардин Ран присоединятся все хищники подводного царства – тысячи акул, китов, дельфинов, тунцов, морских львов и котиков, черепах и всех тех рифовых обитателей, для которых сардина служит пищей, следовательно – источником жизни.

Собственно, Великая охота начинается гораздо раньше, когда отдельные особи только начинают собираться в небольшие косяки, которые лишь у берегов Африки сольются в Сардин Ран.

Забыв на время извечный и кровавый раздор, дельфины и акулы начнут общую охоту, совместными усилиями умело сбивая сардин в плотный малоподвижный ком, лишая добычу ее главного преимущества – скорости и увертливости. В этой давке сардины начинают ощущать нехватку кислорода, из-за чего многие из них просто гибнут, и становятся добычей даже черепах.

Дайверы наблюдали, как на сардин охотились тунцы. Дельфины в это время держались в сторонке, а потом нападали на отяжелевших и потерявших подвижность тунцов. Добычей дельфинов становились наиболее наевшиеся (следовательно – самые сильные) тунцы. Это как-то не вяжется с теорией естественного отбора, согласно которой в первую очередь погибают самые слабые…

Киты, атакуя сардин из глубины, поджимают их к поверхности, и тогда за дело берутся бакланы, альбатросы, буревестники. Их атаки напоминают атаку истребителей – птицы с высоты пикируют в воду, прошивая ее своим телом на несколько метров, и хватая все, что попадается на пути. Так продолжается до самого Мадагаскара. Разве что поотстанут наевшиеся до отвала киты, которые к тому же не очень-то любят заплывать в теплые воды. Но зверь по имени Сардин Ран, не замечая миллиардных потерь, неотвратимо продолжает свое движение на север, и не найдется силы, которая могла бы его остановить.


Достигнув цели, Сардин Ран растворится в Мировом океане, словно его и не было. И лишь в мае следующего года, на краю земли, в прибрежных водах Южной Африки, у берегов провинции Ква Зулу Наталь, он возродится снова, чтобы начать свой медленный и неотвратимый путь, сзывая хищников морских глубин на Большую охоту.


Во владениях Агулас

Сардин Ран начинается у мыса Доброй Надежды. Но его первооткрыватель, португалец Бартоломеу Диаш, дал ему красноречивое название мыс Бурь. Кроме мощных атмосферных возмущений, здесь также проходит коварное течение Агулас, в прошлом утопившее немало кораблей. Оно существует не само по себе. Главная ветвь Бразильского течения, смешиваясь с течением Тихого океана, огибающим южную оконечность Америки, образует большое Южно-Атлантическое течение. Накапливаясь у южной части западного побережья Африки, оно рождает течение Агулас, которое при сильном южном ветре заворачивает на восток, и далее – на север, к Мадагаскару. Но если ветер северный или западный, Агулас несет свои воды только на восток. Вероятно, Агулас, вместе с ветром, который его направляет, влияют на поведение Сардин Ран.


Кстати, вопреки расхожему мнению, самой южной точкой Африки является мыс Игольный, а не мыс Доброй Надежды, где береговая линия континента просто впервые заворачивает на восток. Расстояние между обоими мысами – около полутораста километров. В свою очередь, мыс Доброй надежды, будучи продолжением Капского полуострова, также не является его южной оконечностью. На самом деле это мыс Кейп-Понт, высокая и крутая скала. С этой скалы Сардин Ран уже можно наблюдать. А если вы уйдете на погружение, то увидите такое, чего не забудете никогда.


К Сардин Ран – по Ум Вим Вубу

Как это ни покажется странным, ученым о движении сардин стало известно относительно недавно, а системное наблюдение за ним осуществляется около 20 лет. Во времена Советского Союза у нас об этом явлении знали только понаслышке. И лишь в 2007 году группа украинских дайверов клуба «Катран» Киевского дайвинг клуба, под руководством Владимира Авраменкова и Александра Комарова, увидела Сардин Ран своими глазами. Следом, в 2008 г., пошли россияне.

На сегодняшний день Сардин Ран находится под пристальным вниманием людей, и подводные туристические маршруты отработаны на достаточно высоком уровне. Украинским дайверам более импонирует негритянский поселок Порт Сент-Джон, россияне предпочитают Мботи Ривер Лоджи, в двадцати пяти километрах на юго-восток.

Точной даты ежегодного рождения Сардин Ран в календаре указать невозможно. Поэтому при подготовке экспедиций дайверы ориентируются на сообщения пилотов южноафриканской авиакомпании «Натал Шаркс Боард», наблюдающих за прибрежной полосой. На основании их отчетов определяется место наибольшего скопления рыбы, и экспедиция начинается.


Однако добраться до Порта Сент Джон мало. Надо еще суметь преодолеть мощный прибой, и выйти в открытый океан. Лучше всего спуститься по реке Ум Вим Вубу, но и в этом случае преодолеть прилив может только очень опытный мореход.


На грани мироздания

Сардина – очень искусный и ловкий пловец. Наблюдая начальный этап Великой охоты, видишь, что большинство попыток поймать сардинку для хищников заканчивается неудачей. Бакланы, нырнув под воду, растерянно озираются в пустоте, и безуспешно пытаются догнать кого-нибудь вплавь. Морские котики шныряют среди рыбной взвеси, но сардины оказываются проворнее. Сбиваясь в шар, они ловко уклоняются от нападающих, возвращаясь в исходное шарообразное формирование.


Нечто подобное можно наблюдать и среди птиц. Однажды мне пришлось видеть, как ястреб атакует птичью стаю. Что это были за птицы, я не разглядел, но ястреба узнал. Птиц было много, возможно, около сотни. Завидев ястреба, они сразу сформировали шар, в центр которого тот и ударил. Шар, как аморфное тело, стал делиться надвое, словно был из теста. Перемычка истончалась до тех пор, пока не разорвалась перед самым ястребиным клювом. Ястреб набрал высоту, а в небе зависли два одинаковых по размерам птичьих шара, которые тут же снова слились в один. Интересно, что во время повторной атаки ястреба птицы разделились не на два, а уже на четыре шара, тоже совершенно одинаковых. Это было захватывающее зрелище. Птицы никуда не улетали и не прятались, ожидая следующей атаки. Так длилось около четверти часа, после чего ястреб удалился, не солоно хлебавши, в сопровождении верещавщей своры птичьей мелочи, вроде стрижей, предупреждавших всех пернатых сородичей о хищнике.

Сардины при вражеской атаке тоже образуют шар, который, однако, не распадается, а лишь деформируется, образуя внутри себя что-то вроде туннеля или воронки, по которой морской котик или другой хищник мчится, щелкая вхолостую зубами налево и направо. Кто знает, какой была бы Великая Охота, если бы не такие опытные охотники, как дельфины, заключившие к тому же временный союз с акулами. Именно они заставляют рыбий шар сбиваться все плотнее, пока он не становится таким тугим, что теряет свою «текучесть», и отдельные особи начинают друг другу мешать и задыхаться. Вот тут и начинается такое пиршество, что даже черепахи успевают пообедать. Пикирующие птицы бьют уже без промаха, потому что в этой каше промахнуться невозможно. Надо только раскрыть клюв. Все, кто при других обстоятельствах набросились бы с жадностью друг на друга, теперь смотрят только на сардин. До дайверов вообще никому дела нет. Так продолжается до тех пор, пока к «столу» не наведается кит. Слопав мимоходом весь косяк за один раз, он удаляется, оставляя других охотников с большим, как говорится, носом, и в большой растерянности.


Но уцелевшие косяки вот-вот соберутся в Сардин Ран, съесть который уже не под силу никому…


Сардин Ран – это не просто огромное, ошеломляющее, неимоверное скопление рыбы. Это взрыв целого пласта океанической жизни, взаимосвязанного, чрезвычайно разнообразного мира, демонстрация того парадокса, который каждому определяет место в пищевой цепочке, даруя всем жизнь и смерть одновременно. Сардин Ран уравновешивает этот подводный мир, и какими большими ни были бы потери, ему суждено не только не умереть, но возродиться снова. Если вы это видели – вы стояли на грани глобального процесса мироздания. Вы видели Большую Охоту. Возможно, самую большую охоту в мире.


По материалам клуба и киевского дайвинг клуба «Katran»

Сергей Пархомов